54. Люблю, когда пажи маленькие…

Люблю, когда пажи маленькие и волосы у них красивые, ложатся гладкими прядями, чуть отливающими глянцем.
Когда такой паж милым голоском почтительно говорит с тобой, — право, это прелестно.

55. Погонщик быка — верзила…

Погонщик быка — верзила, волосы взлохмачены, лицо красное, но видно, что человек сметливый.

56. Вечерняя перекличка во дворце

Вечерняя перекличка во дворце, право, очень занимательна. Поименно проверяют всех придворных, кто наряжен на ночное дежурство при особе императора. Слышится торопливый топот ног, словно что-то рушится.
Когда мы находимся в восточной галерее возле апартаментов императрицы, то нередко прислушиваемся к перекличке. Вдруг звучит имя твоего знакомца, и сердце, кажется, готово выпрыгнуть из груди. А если услышишь имя незнакомого человека, оно западет тебе в память, и кто знает, какое чувство родится в твоем сердце.
Дамы решают:
— Этот великолепно возглашает свое имя!
— Ах, слушать противно!
Но вот перекличка кончена, гудят луки стражников *128, они выбегают из караульни, стуча сапогами *129.
А потом куродо, гулко отбивая шаг, выходит к северо-восточной балюстраде, становится на колени и, обратясь лицом к императору, громко спрашивает у стражников, которые находятся у него за спиной, присутствует ли такой-то. Звучат ответы, громкие или тихие. Если кто-то не явился, начальник стражи оповещает об этом. «По какой причине?» — вопрошает куродо, и ему докладывают, чем вызвана отлучка. Закончив опрос, куродо удаляется.
Очень забавен один из куродо по имени Масахиро. Как-то раз друзья упрекнули его, что он совсем не слушал начальника стражи, и теперь он стал придирчив, горячится, ругает стражников, грозит им наказанием, так что они потешаются над ним.
Однажды Масахиро по ошибке положил свои башмаки в дворцовой поварне на стол, куда ставят подносы с кушаньями для императора. Поднялся ужасный крик.
Служанки при кухне и другие дворцовые прислужницы, пожалев его, повторяли:
— Чьи это могут быть башмаки? Ума не приложим.
Но вдруг Масахиро сам объявил:
— Ай-яй-яй, это моя грязная ветошь.
Ну и подняли же его на смех!

57. Очень неприятно, если молодой человек из хорошей семьи…

Очень неприятно, если молодой человек из хорошей семьи произносит имя худородной женщины, как будто оно привычно ему. Если даже это имя ему отлично известно, он должен сделать вид, что почти его забыл.
Ночью приближаться к покоям дворцовых дам дело дурное, но если идешь к прислужнице из хозяйственного ведомства, живущей в своем доме за пределами дворца, то лучше взять с собой слугу, пусть позовет ее. Самому опасно, могут узнать по голосу. А если это низшая служанка или девочка для услуг, ну тут уж всё сойдет.

58. Хорошо, когда у юноши или малого ребенка…

Хорошо, когда у юноши или малого ребенка пухлые щеки.
Полнота также очень идет губернаторам провинций и людям в чинах.

59. Ребенок играл с самодельным луком…

Ребенок играл с самодельным луком и хлыстиком. Он был прелестен! Мне так хотелось остановить экипаж и обнять его.

60. Проезжая мимо дома одного вельможи…

Проезжая мимо дома одного вельможи, я увидела, что внутренние ворота открыты. Во дворе стоял экипаж с кузовом, плетенным из листьев пальмы, белых и чистых, пурпурные занавеси внутри чудесной окраски и работы, оглобли опущены на подставку. Великолепный экипаж!
По двору сновали туда и сюда чиновники пятого и шестого рангов. Шлейф церемониальной одежды заткнут за пояс, в руках вместе с веером еще совсем белая таблица… Телохранители почетного эскорта в полном параде, за спиной колчан в виде кувшина.
Зрелище, достойное такого дворца!
Вышла премило одетая служаночка и спросила:
— Здесь ли люди такого-то господина?
На это стоило посмотреть.

61. Водопады

Водопад Отонаси — «Беззвучный».
Водопад Фуру замечателен тем, что его посетил один отрекшийся от престола император.
Водопад Нати находится в Кумано, и это придает ему особое очарование.
Водопад Тодороки — «Гремящий», — как устрашающе он гремит!

62. Реки

Река Асука *130! Как недолговечны ее пучины и перекаты! Думаешь с печалью о том, что готовит неверное будущее.
Река Ои. Река Ианасэ — «Семь стремнин».
Река Мимито — «Чуткое ухо». Любопытно бы узнать, к чему она так усердно прислушивалась?
Река Тамахоси — «Жемчужная звезда». Река Хосотани — «Поток в ущелье». Река Нуки в стране Идзу и река Савада воспеты в песнях сайбара. Река Натори — «Громкая слава», — хотела бы я спросить у кого-нибудь, какая слава пошла о ней. Река Ёсино.
Ама-но кавара — «Небесная река *132» *131. Какое прекрасное название! На ее берегу когда-то сказал поэт Нарихира:
Сегодня к звезде ТкачихеЯ попрошусь на ночлег.

63. Покидая на рассвете возлюбленную…

Покидая на рассвете возлюбленную, мужчина не должен слишком заботиться о своем наряде.
Не беда, если он небрежно завяжет шнурок от шапки, если прическа и одежда будут у него в беспорядке, пусть даже кафтан сидит на нем косо и криво, — кто в такой час увидит его и осудит?
Когда ранним утром наступает пора расставанья, Мужчина должен вести себя красиво. Полный сожаленья, медлит подняться с любовного ложа.
Дама торопит его уйти:
— Уже белый день. Ах-ах, нас увидят!
Мужчина тяжело вздыхает. О, как бы он был счастлив, если б утро никогда не пришло! Сидя на постели, он не спешит натянуть на себя шаровары, но склонившись к своей подруге, шепчет ей на ушко то, что не успел сказать ночью.
Как будто у него ничего другого и в мыслях нет, а смотришь, тем временем он незаметно завязал на себе пояс.
Потом он приподнимает верхнюю часть решетчатого окна и вместе со своей подругой идет к двустворчатой двери.
— Как томительно будет тянуться день! — говорит он даме и тихо выскальзывает из дома, а она провожает его долгим взглядом, но даже самый миг разлуки останется у нее в сердце как чудесное воспоминание.
А ведь случается, иной любовник вскакивает утром как ужаленный. Поднимая шумную возню, суетливо стягивает поясом шаровары, закатывает рукава кафтана или «охотничьей одежды», с громким шуршанием прячет что-то за пазухой, тщательно завязывает на себе верхнюю опояску. Стоя на коленях, надежно крепит шнурок своей шапки-эбоси *133, шарит, ползая на четвереньках, в поисках того, что разбросал накануне:
— Вчера я будто положил возле изголовья листки бумаги и веер?
В потемках ничего не найти.
— Да где же это, где же это? — лазит он по всем углам. С грохотом падают вещи. Наконец нашел! Начинает шумно обмахиваться веером, стопку бумаги сует за пазуху и бросает на прощанье только:
— Ну, я пошел!

64. Мосты

Мосты Асамудзу — «Мелкая вода», Нагара — «Длинная ручка», Амабико «Эхо», Хамана.
Хитоцубаси — «Единственный мост»..
Мост Утатанэ — «Дремота».
Наплавной мост Сано.
Мосты Хориэ, Касасаги — «Сороки», Ямасугэ — «Горная лилия».
Плавучий мост Оцу.
Мост — «Висячая полочка». Видно, душа у него неширокая, зато имя забавное.

65. Деревни

Деревни: Осака — «Холм встреч», Нагамэ — «Долгий взгляд», Идзамэ «Пробуждение», Хитодзума — «Чужая жена», Таномэ — «Доверие», Юхи «Вечернее солнце».
Деревня Цуматори — «Похищение жены». У мужа ли похитили жену, сам ли он отнял жену у другого, — все равно смешное название.
Деревня Фусими — «Потупленный взор», Асагао — «Утренний лик».

66. Травы

Аир. Водяной рис.
Мальва очень красива. С самого «века богов» листья мальвы служат украшением на празднике Камо, великая честь для них! Да и сами по себе они прелестны.
Трава омодака *134 — «высокомерная». Смешно, как подумаешь, с чего она так высоко о себе возомнила?
Трава микури. Трава «циновка для пиявок *135». Мох. Молодые ростки на проталинах. Плющ. Кислица причудлива на вид, ее изображают на парче.
«Опрометчивая трава» *136 растет на берегу у самой воды. Право, душа за нее не спокойна.
Трава «доколе» растет в расселинах старых стен, и судьба ее тоже ненадежна. Старые стены могут осыпаться еще скорее, чем берег. Грустно думать, что на крепкой, выбеленной известкой стене трава эта расти не может.
Трава «безмятежность *137», — хорошо, что тревоги ее уже позади.
Как жаль мне траву «смятение сердца» *138!
Придорожный дерн замечательно красив. Белый тростник тоже. Чернобыльник необыкновенно хорош.
Горная лилия. Плаун в «тени солнца *139». Горное индиго. «Лилия морского берега *140». Ползучая лоза. Низкорослый бамбук. Луговая лиана. Пастушья сумка. Молодые побеги риса. Мелкий тростник *141 очень красив.
Лотос — самое замечательное из всех растений. Он упоминается в притчах Сутры лотоса, цветы его подносят Будде, плоды нанизывают как четки — и, поминая лотос в молитвах, обретают райское блаженство в загробном мире. Как прекрасны его листья, большие и малые, когда они расстилаются на тихой и ясной поверхности пруда! Любопытно сорвать такой лист, положить под что-нибудь тяжелое и потом поглядеть на него — до чего хорош!
Китайская мальва повертывается вслед за движением солнца, даже трудно причислить ее к растениям.
Полынь. Подмаренник. «Лунная трава *142» легко блекнет, это досадно.


*128 …гудят луки стражников… — Злые духи якобы боялись гудения тетивы.
*129 …стуча сапогами. — В хэйанскую эпоху знатные люди носили сапоги и туфли из материи и кожи, а люди низших сословий соломенную обувь.
*130 Река Асука. — У этой реки изменчивое русло. Прославлена в японской поэзии как метафора изменчивости любви и человеческой жизни.
*131 Ама-но кавара — «Небесная река». Танка поэта Аривара-но Нарихира (825—880) гласит: «Охотника долгий путь. Сегодня к звезде Ткачихе Я попрошусь на ночлег. В скитаньях моих неприметно Пришел я к «Небесной реке»
*132 «Небесная река» — так называется Млечный Путь, отсюда игра слов.
*133 …шапки-эбоси… — Шапка-эбоси — (буквально: «ворон») — высокий колпак из черного туго накрахмаленного прозрачного шелка.
*134 Трава омодака — стрелолист.
*135 Трава «циновка для пиявок» — водяная петрушка.
*136 «Опрометчивая трава». — Возможно, имеются в виду прибрежные травы вообще.
*137 Трава «безмятежность» — разновидность папоротника.
*138 …траву «смятение сердца»… — Трава «смятение сердца» — (синобугуса) — служила для окраски тканей. Получался путаный узор пестрой окраски. В японской поэзии — метафора смятенного сердца.
*139 Плаун в «тени солнца» — плаун булавовидный.
*140 «Лилия морского берега» — кринум японский.
*141 Мелкий тростник — низкорослый аланг-аланг;
*142 «Лунная трава» — коммелина, из нее добывалась нестойкая краска для тканей.